Реквием » 2015 » Август » 8 » Простая формальность
04:57
Простая формальность
Перевал ДятловаКогда всё уже случилось, прошлое провалилось в past perfect и изменить ничего нельзя, остаётся только одна простая формальность: переосмыслить то, что произошло, принять.
 
С того момента, как Лев Никитич Иванов, обладающий не очень интеллектуальной внешностью,  будучи уже адвокатом на пенсии, опубликовал в кустанайской газете «Ленинский путь» версию предварительного следствия по делу гибели туристической группы Дятлова в 1959 году, возникли сомнения в том, что заявленные в статье события вообще могли происходить в реальной жизни.
 
Однако, все эпизоды дела объясняются и увязываются в одно целое, если их рассматривать как то, что увидел и ощутил следователь с богатым воображением, к которому на исходе жизни пришло осознание  бесплодности и бессмысленности его действий в бытность им криминалистом по незаурядному происшествию. Иванов рассказывает читателям газеты то, что сейчас кажется вероятным ему самому, пережившему некогда большое профессиональное унижение в своей жизни.
 
Бесспорным является и то, что в момент написания статьи он видит перед собой непосредственно материалы старого уголовного дела, цитирует чуть ли не дословно. Номенклатурный стиль вынуждает его ссылаться на книгу тогдашнего члена Совета Национальностей, народного избранника от г. Свердловска Б.Н.Ельцина. Книга неслучайно носит название «Исповедь на заданную тему», Иванов дает понять читателю, что тоже остро нуждается в прощении.
 
В мае 1959 года в Постановлении о прекращении уголовного дела мл. советник юстиции,  прокурор-криминалист прокуратуры Свердловской области Л.Н. Иванов записал:
«Дятлов, как руководитель группы, допустил грубую ошибку, выразившуюся в том, что группа начала восхождение I.II.59 г. только в 15-00. В последующем, по лыжне туристов, сохранившейся к моменту поисков, удалось установить, что продвигаясь к долине четвертого притока реки Лозьвы, туристы приняли на 500-600 м. левее и вместо перевала, образуемого вершинами «1079» и «880», вышли на восточный склон вершины «1079».
 
Это была вторая ошибка Дятлова.
 
Использовав светлое время дня на подъем к вершине «1079», в условиях сильного ветра, что является обычным в данной местности, и низкой температуры порядка 25-30°С, Дятлов оказался в невыгодных условиях ночевки и принял решение разбить палатку на склоне вершины «1079» с тем, чтобы утром следующего дня, не теряя высоты, пройти к горе Отортен, до которой по прямой оставалось около 10 км.
В одном из фотоаппаратов сохранился кадр (сделанный последним), на котором изображен момент раскопки снега для установки палатки. Учитывая, что этот кадр был снят с выдержкой 1/25 сек., при диафрагме 5,6 при чувствительности пленки 65 ед. ГОСТ, а также принимая во внимание, плотность кадра, можно считать, что к установке палатки туристы приступили около 5 часов вечера I.II.59 г. Аналогичный снимок сделан и другим фотоаппаратом.
 
После этого времени ни одной записи и ни одного фотоснимка не было обнаружено».

На перевале группа столкнулась  с ветром, поднимающем низовую метель. Они уже прошли без ориентиров более километра, не видели ни гор, ни леса, ни даже гребня отрога, вдоль которого шли. Они не знали ни масштабов этой метели, ни её продолжительности.

Перевал Дятлова
Идти при такой видимости, не сопоставляя своё местоположение с картой, было просто нельзя. Группа так и не вышла из метели, и вынуждена была остановиться в ветровой тени у самого отрога. Когда была разбита палатка, и туристы устроились на ночлег, какая-то сила выбросила их всех раздетых из палатки и разбросала по долине, утверждает Иванов.
 

Осмотр палатки показал, что в ней в неприкосновенности сохранилась верхняя одежда туристов — куртки, брюки; а также рюкзаки со всем их содержимым. Наличие всей одежды и всех вещей, в том числе дневников, фотоаппаратов, продуктов, говорило о том, что люди оставили палатку внезапно. Уже впоследствии было установлено, что имевшиеся на палатке два длинных разреза, через которые люди покидали ее, были сделаны ножом изнутри.
Около входа был обнаружен естественный след того, что один мужчина выходил из нее для малой нужды. Выходил он разутым, в одних шерстяных носках, затем этот отпечаток необутых ног прослеживался вниз, в долину.
 
У Иванова было искушение построить версию, что именно этот человек подал сигнал тревоги, и у него самого уже не было времени обуться. Была какая-то страшная сила, которая испугала не только его, но и всех других, заставив их аварийно покинуть палатку и искать убежище внизу, в тайге. Найти эту силу или хотя бы приблизиться к ней и стало задачей следствия.

Перевал Дятлова
 По склону в долину вели иногда восемь, иногда девять дорожек следов. Было видно, что двое  сначала ушли недалеко от палатки метров 20 влево и метров 30 ниже, потом через ещё 30 метров они соединились с остальной группой. В условиях гор с переохлажденным снегом следы не заметаются, а наоборот, выглядят как столбики, т. к. снег под ступней уплотняется, а вокруг следа выдувается. Следы-столбики были ледяные, это значит, что в ночь происшествия был особенно сырой и душный морозец. Снег под давлением ступни таял, а потом, при похолодании, оледенел, окружающий же снег  был выдут. Оледенение следов и позволило им надолго сохраниться. Наличие девяти дорожек следов подтверждало, что все туристы шли самостоятельно, никто никого не нес. Дорожки следов располагались близко одна к другой, расходились и вновь сходились. Ближе к границе леса следы исчезли – оказались занесенными снегом. А вот дальше произошла загадка. В полутора километрах от палатки, в долине реки, у старого кедра туристы после бегства из палатки развели костер, и здесь стали погибать один за другим.
 
В лесу были найдены остатки костра, а около - раздетые до нижнего белья тела Дорошенко и Кривонищенко. В 300 метрах по направлению к палатке было обнаружено тело Дятлова, еще в 180 метрах от него – тело Слободина, а в 150 метрах от Слободина –  Колмогорова. Последние три тела располагались на прямой от костра к палатке. Дятлов лежал на спине, головой в сторону палатки, рукой обхватив ствол небольшой березы. Слободин и Колмогорова лежали лицом вниз, поза их свидетельствовала о том, что они ползли к палатке. Последующее вскрытие показало, что погибли эти трое от охлаждения — замерзли, хотя и были одеты лучше других.

Перевал Дятлова
 В 75 метрах от костровища, по направлению к долине четвертого притока Лозьвы, перпендикулярно к пути движения туристов от палатки, под слоем снега в 2-2,5 метров, были обнаружены тела Дубининой, Золотарева, Тибо-Бриньоль и Колеватова. Вверх по ручью в шести метрах по рядам лапника нашли настил из пихтовых вершин с брошенной поверх него одеждой. При внешнем осмотре на телах не было повреждений, сенсация случилась, когда в условиях Свердловского морга провели вскрытие. Дубинина, Тибо-Бриньоль и Золотарев имели обширные, совершенно несовместимые с жизнью телесные внутренние повреждения. У Люды Дубининой были сломаны справа четыре ребра и слева шесть. Один обломок ребра даже проник в сердце. У Золотарева были сломаны пять рёбер. Такие повреждения обычно бывают, когда на человека действует направленная большая сила, например, автомобиль на большой скорости. Но такие повреждения нельзя получить от падения с высоты собственного роста. В окрестностях горы  и прилегающей местности были занесенные снегом валуны и камни, но они не встречались на пути туристов, и камни эти, естественно, никто не бросал в них, кровоподтеков не было.
 
При отсутствии наружных телесных повреждений и признаков борьбы, наличии всех ценностей группы, а также принимая во внимание заключение судебно-медицинской экспертизы о причинах смерти туристов, сочли, что причиной гибели туристов явилась стихийная сила, преодолеть которую туристы были не в состоянии. Всем было сказано, что туристы оказались в экстремальной ситуации и замерзли, уголовное дело закрыто и передано в архив.
 
Поскольку предварительное следствие исключило остальные версии, как то - нападение людей, зверей, падение при урагане и т. п., оставалось только грязное февральское небо и его наполнение — некая энергия, оказавшаяся выше человеческих сил.  Пока шло расследование, в газете «Тагильский рабочий» появилась заметка. В тот период, когда гибли студенты, в небе Нижнего Тагила был замечен огненный шар, этот светящиеся объект двигался бесшумно в сторону северных вершин Уральских гор. Автор заметки спрашивал: что бы это могло быть?
 
В то время население еще очень мало знало о неопознанных летающих объектах, говорит Иванов, не знали и о радиации. Запрет на эти темы вызывался возможностью даже случайной расшифровки сведений о ракетной и ядерной технике, развитие которой в те годы  по-настоящему только начиналось, а в мире был период, который называли периодом «холодной войны».
 
Министерство обороны США впервые опубликовало список случаев аварий с ядерным оружием еще в 1968 году, в котором было упомянуто 13 серьезных катастроф с ядерным оружием между 1950 и 1968 годами. Предположительно, в годы «холодной войны» было утеряно порядка 50 ядерных боеголовок, и далеко не все они остались лежать в безлюдных районах.
 
13 февраля 1950 года. Тихий океан, восточное побережье США.
 
На бомбардировщике ВВС США В-36 с ядерным оружием на борту при следовании с Аляски на авиабазу в штате Техас на высоте 2400 метров из-за сильного обледенения загорелся один из двигателей. Экипаж сбросил атомную бомбу в океан, а затем покинул самолет на парашютах (The Defense Monitor, 1981).
 
 
10 ноября 1950 года. Канада, провинция Квебек.
 
На бомбардировщике В-50, (развитие B-29) несущем на своем борту атомную бомбу «Марк-4», произошла неисправность двигателя. Бомба была сброшена с высоты 3200 метров и попала в реку. В результате детонации заряда ВВ и разрушения боеголовки река была загрязнена почти 45 килограммами высокообогащенного урана (The Defense Monitor, 1981).
 
10 марта 1956 года. Средиземное море.
 
Бомбардировщик В-47 США с двумя ядерными бомбами на борту исчез во время полета. Он совершал беспосадочный перелет с авиабазы ВВС США во Флориде на неизвестную заграничную базу. Были намечены две дозаправки топливом в воздухе. Первая прошла успешно, но со вторым самолетом-дозаправщиком бомбардировщик так и не вступил в контакт, как планировалось, над Средиземным морем. Несмотря на тщательные и обширные по площади поисковые работы, никаких следов самолета, ядерного оружия или экипажа найдено не было (The Defense Monitor, 1981).
 
10 марта 1958 года. США, город Флоренс.
 
Бомбардировщик В-47 при перелете с авиабазы в штате Джорджия на зарубежную случайно сбросил за борт ядерную бомбу, которая упала в малонаселенном районе в 6 милях к востоку от города Флоренс. Заряд её взорвался при столкновении с землей. На месте взрыва образовалась воронка глубиной 10 метров и диаметром 20. Был поврежден частный дом. Ранение получили шесть его жителей. Кроме того, были частично разрушены пять домов и церковь (The Defense Monitor, 1981).

В январе 1966 года над испанской деревушкой Паломарес, во время осуществления дозаправки в воздухе, на высоте 9000 метров столкнулись американский бомбардировщик B-52 и самолет-заправщик KC-135. Самолеты мгновенно превратились в один гигантский пылающий шар, а меж тем, на борту B-52 находились четыре водородные бомбы. Теоретически, в случае аварийного сброса ядерных бомб каждая из них опускается на землю на двухкупольном парашюте…

Но это лишь теоретически.
 
Франсиско Симо Ортс, 40-летний рыбак из деревушки Паломарес, где все население округи едва дотягивало до полутора тысяч человек, как раз промышлял на своей лодке в нескольких километрах от берега, когда в небе над его головой расцвел и погас огненный шар. Через некоторое время большой металлический цилиндр голубого цвета, спускавшийся сверху на двух парашютах, упал в воду в сотне метрах от его рыбацкого судна, подняв огромный сноп брызг, и сейчас же утонул. Франсиско, заинтересованный таким необычным явлением природы, несколько раз прошел на своей шхуне над местом падения, но ничего подозрительного не обнаружил и, вернувшись домой, рассказал о происшествии друзьям. Те решили обратиться в полицию, однако там лишь пожали плечами – власти предпочли не информировать местную полицию об операции «Сломанная стрела». Бомбу, падение которой наблюдал испанский рыбак, 18 кораблей ВМС США и 3800 военных искали на дне моря почти три месяца.
 
Спустя менее суток забытая богом испанская деревня превратилась в важнейший стратегический объект НАТО. Десятикилометровая зона вокруг нее была моментально оцеплена — ни войти, ни выйти без специального пропуска было невозможно. Три сотни военных инженеров и экспертов по ЧП со счетчиками Гейгера наперевес к огромному неудовольствию местных жителей топтали окрестные поля, уничтожая армейскими ботинками урожай помидоров и фасоли. В течение трех дней к ним присоединились еще три сотни искателей, и тогда же, 20-го января, стратегическое командование ВВС США разродилось сухим комментарием, признававшим наличие на упавшем Б-52 всего ОДНОЙ ядерной бомбы, каковая, якобы, упала в море. Опасности для населения, согласно этому коммюнике, не имелось. В коммюнике не сообщалось, что одновременно с падением первой бомбы в Средиземное море вторая опустилась на своем парашюте в полувысохшее русло реки Альмансора. И уж тем более там не было ни слова про то, что минутами раньше две оставшиеся ядерные бомбы, парашюты которых по неизвестным причинам не раскрылись, на скорости более 300 км/час врезались в землю: одна в холмистой местности в полутора километрах к западу от деревни, вторая — рядом с домом одного из местных жителей на восточной окраине Паломареса. Если бы от удара пришел в действие электрический запал боеголовки, обеспечивающий одновременный подрыв окружающих ее тротиловых шашек, суммарная мощность взрыва составила бы примерно 1.250 бомб, сброшенных на Хиросиму. Однако, тротил сдетонировал самостоятельно, без электрозапала, и, как следствие, неравномерно: в результате вместо того, чтобы сжать плутониевую начинку бомбы до критической массы, он «всего лишь» выбросил ее в атмосферу плотным облаком пыли чудовищной радиоактивности. По официальным данным в результате инцидента радиоактивному заражению разной степени интенсивности подверглись около 230 гектаров почвы, часть из которой использовалась под пашню. Жертв среди гражданского населения зафиксировано не было.
 
Иванов обратился к главному радиологу Уральского филиала Академии Наук СССР Левашову с тем, чтобы провести  исследование одежды и отдельных органов погибших на «заражение». Причем для сравнения брались одежда и внутренние органы людей, погибших в автомобильных катастрофах или умерших естественной смертью. Результаты оказались удивительными: коричневый свитер одного туриста, имевшего телесные повреждения, давал 9900 распадов в минуту, а после промывки образца — 5200 распадов,  эти данные говорили о наличии радиоактивной «грязи», которая отмывалась. Поскольку до обнаружения этих тел они усиленно обмывались талой водой ручья под снегом, Иванов посчитал,  что радиационная «грязь» в момент гибели туриста была во много раз больше.
 
Еще раньше были допрошены  очевидцы загадочного явления. Далее приводятся цитаты из допросов и документов.
 
Листы дела 211 – 212. Из протокола допроса свидетеля 7-8 апреля 1959 Атманаки Георгия Владимировича, 1934 г.р., поисковик.
«17 февраля я и Владимир Шевкунов встали в 6.00 утра, чтобы приготовить завтрак на группу. Распалив костер и сделав все необходимое стали ждать, когда пища будет готова. Небо было пасмурное, туч и облаков не было, но была легкая дымка, которая обычно с восходом солнца рассеивается. Сидя лицом к северу и случайно повернув голову на восток увидел, что на небе разлилось молочно-белое размытое пятно размером примерно 5-6 лунных диаметров и состоящее их ряда концентрических окружностей… С того момента, как мы заметили это явление прошло 1-2 минуты, сколько оно длилось до этого и как выглядело первоначально не знаю. В этот момент в самом центре этого пятна вспыхнула звездочка, которая несколько секунд оставалась прежних размеров, а затем начала резко увеличиваться в размерах и стремительно двигаться в западном направлении. В течение нескольких секунд она выросла до размеров луны, а затем, разорвав дымовую завесу или облака, предстала громадным огненным диском молочного цвета размером в 2-2,5 лунных диаметра, окруженным все теми же кольцами бледного цвета. Затем оставаясь тех же размеров шар начал блекнуть пока не слился с окружающим его ореолом,  который в свою очередь расползся по небу и потух».
 
Лист дела 227. Техник-метеоролог Токарева:
«17 февраля в 6 часов 50 мин. на небе появилось необыкновенное явление - движущаяся звезда с хвостом. Хвост напоминал плотные перистые облака. Потом эта звезда освободилась от хвоста, стала еще ярче и полетела, постепенно раздуваясь, образовывая большой шар, окутанный дымкой. Затем внутри этого шара загорелась звезда, из которой сначала образовался маленький шар, не такой яркий. Большой шар стал постепенно опускаться, стал как размытое пятно. В 7.05 исчез совсем. Двигался с юга на северо-восток».
 
Лист дела 260. «Проданову, Вишневскому, 31.03.59 г. 9.30 местного времени.
04 00 в юго-восточном направлении дневальный Мещеряков заметил большое огненное кольцо, которое в течение 20 минут двигалось на нас, скрывшись затем за высотой 880. Перед тем как скрыться за горизонтом из центра кольца появилась звезда, которая постепенно увеличивалась до размера луны, стала падать вниз отделяясь от кольца. Необычное явление наблюдал весь личный состав, поднятый по тревоге.
Просим объяснить это явление и его безопасность, так как в наших условиях это производит тревожное впечатление».
Авенбург. Потапов. Согрин.
 
Лист дела 264. Протокол допроса свидетеля 7 апреля 1959 г.  Савкина Александра Дмитриевича, 1926 г.р., военнослужащий, В/ч 6602 «В».
«17 февраля 1959 года в 6 часов 40 минут утром находясь при исполнении служебных обязанностей с южной стороны показался шар ярко-белого света, который периодически окутывался белым густым туманом внутри этого облака находилась ярко-светящаяся точка размером со звездочку. Двигаясь в сторону северного направления шар был виден в течение 8-10 минут».
 
* Идентичными были показания сослуживцев Савкина, военнослужащих в/ч 6602 «В» Игоря Малика и Александра Новикова.
 
 
Сознание  прокурора раздвоилось в результате бесшумного пролета огня в небе в сторону северных вершин Уральских гор. Оба эти предчувствия непостижимым образом навсегда сложились вместе: атмосферное золотое свечение и радиационный коричневый треск. Когда он доложил второму секретарю Свердловского обкома партии А. Ф. Ештокину, курирующему следствие, о своих находках — огненных шарах, радиоактивности, тот дал совершенно категорическое указание: абсолютно все засекретить, опечатать, сдать в спецчасть и забыть об этом. Ведь совсем  незадолго до этого произошел  радиоактивный «выхлоп» в Кыштыме, и в районе велись активные масштабные дезактивационные работы, о которых тоже умалчивалось. Это всё было цепочкой из фактов великого равнодушия власти, всегда циничной,  к судьбам, жизни и смерти людей, простодушных, мужественных и терпеливых.

 
Спустя тридцать лет, в апреле 1990-го года, в квартире Льва Никитича зазвонил телефон. Собеседник на том конце провода — корреспондент газеты  «Уральский рабочий» Станислав Богомолов — просил разрешения прилететь из Свердловска, чтобы уточнить детали этого деликатного дела. Иванов дал согласие. Размышления над старыми материалами следствия полностью убедили его в причине гибели людей – неопознанный объект, хотя зашифровал его в конечном документе словами «действие непреодолимой силы». И полностью убедили в том, что прокурор-криминалист и тогда, в феврале-мае 1959 года, придерживался версии гибели студентов-туристов от воздействия неизвестного летающего объекта.  На вопрос корреспондента Богомолова, изменил ли он  за эти тридцать лет свой взгляд на причины гибели туристов, Иванов ответил, что изменил только взгляд на технику воздействия. Если раньше  считал, что шар взорвался, выделив совершенно неизвестную нам, но радиоактивную энергию, то теперь уверен, что действие энергии из шара было избирательным, и направлено лишь на нескольких человек. Он проверил на радиацию объекты с местности, и они не показали радиоактивности, а вот внутренние органы, полостные исследования, давали значительный фон, что свидетельствовало о направленном радиоактивном наведении. Впечатление такое, что «давили достаточно широким лучом» и именно там, где были телесные повреждения внутреннего порядка.
 
Эта фантастическая история, которую прожил в двух мирах, в двух измерениях одновременно отчаявшийся следователь, не стала лучшим его расследованием, не заставила его самого поверить в ее реальность и понять то, что ускользало от всех. Для Иванова это дело так и осталось рядовым, и даже не об убийстве, а о несчастном случае.  По результатам расследования председатель правления спортклуба Уральского Политехнического института Л.В. Гордо был с работы снят,  в партийном порядке был наказан председатель городского союза добровольных спортивных обществ Курочкин.  Он был виновен в том, что погибший туристический отряд был полудиким, переходя на заключительном этапе в стадию  дикости.  
Просмотров: 4549 | Добавил: Шкицки
Всего комментариев: 0
avatar